ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА ПРИДНЕСТРОВЬЯ Е.В. ШЕВЧУКА (II часть)

24.12.14

 

«Первый Приднестровский телеканал»: Возвращаясь к теме отношений с соседями, 2 декабря Молдова фактически  похитила нашего таможенника Александра Субботина. МИД ПМР тогда выступил с довольно жестким заявлением, говорил о возможных ответных мерах. Но в последнее время о его судьбе ничего не слышно. Что делается для его освобождения и как обстоит ситуация?

Евгений Шевчук: То, что сотрудник таможенных органов был похищен в Зоне безопасности, противоречит действующим соглашениям между Приднестровьем и Молдовой. То, что возбуждение уголовных дел приняло лавиноопасный характер уже в 2014 году, говорит о том, что в Молдове системно работают по ряду направлений. Одно из них, как мы оцениваем, это нагнетание напряженности, потому что возбуждение около 70 уголовных дел в 2014 году без объяснения, обсуждения причин такой массовости действий является серьезным провоцирующим фактором. Почему это делается? Я думаю, что у некоторых политических сил, спецслужб Республики Молдова, которые находятся не под контролем самой Молдовы, есть какие-то иные планы, даже, возможно, отличные от планов политического руководства Республики Молдова. Всем прекрасно понятно, что продолжение такой политики может привести к вооруженному столкновению в Зоне безопасности. У Приднестровья достаточно сил и ресурсов для того, чтобы симметрично ответить. Но вместе с тем мы считаем, что на данный момент необходимо действовать дипломатическими инструментами, обращаться как к самой Молдове, так и странам-участникам переговорного формата для того, чтобы разъяснить и дать понять, кто несет ответственность за нагнетание обстановки в Зоне безопасности. После того как похитили нашего таможенника, сотрудники полиции в Дубоссарском районе, которые проживают на нашей территории, «случайно исчезли» из города Дубоссар. Правда, часть уже вернулась. Это говорит о том, что посеяна нестабильность и неуверенность, в том числе, и среди полицейских, находящихся в Зоне безопасности. Для чего это делается и почему? Каждый может сформулировать для себя ответ.

Что касается приднестровской стороны. Мы будем продолжать прилагать усилия по вызволению нашего сотрудника таможенных органов. Считаем, что ряд обвинений, которые предъявляются таможенникам, не основаны на уголовном праве. Это больше политическое действие, под которое пытаются найти обоснование, я имею в виду шпионаж в пользу России и так далее. Посмотрим, как судебная правовая система Республики Молдова будет реагировать на предоставление в суды соответствующих материалов. 

И в завершение хочу сказать, что мы будем предпринимать весь комплекс мер для того, чтобы наш сотрудник оказался на свободе. Не хочется, чтобы был реализован план, когда мы будем менять приднестровского таможенника на молдавских полицейских или кого-то еще. Это не то, что нужно для формирования переговорной площадки и стабильности в регионе. Мы надеемся, что наши партнеры как в Российской Федерации, так и в Украине, Европейском союзе, наши наблюдатели от Соединенных Штатов Америки понимают последствия данных действий. К сожалению, эти действия проводились в 2014 году: это провокация в отношении наших сотрудников Министерства иностранных дел,  должностных лиц, которые используют инфраструктуру аэропорта города Кишинев для перемещения в иные страны. Это подтверждает наличие соответствующего системного плана по дестабилизации ситуации, как минимум, в Зоне безопасности и в Приднестровье. Наша озабоченность передана участникам формата «5+2». Мы будем наблюдать за данной обстановкой и принимать соответствующие решения.

Газета  «Новое время»:  Украинские энергетические проблемы общеизвестны. В последнее время Украина заключает с Россией договоры о поставках электроэнергии. Молдавская ГРЭС работает не на полную мощность. Рассматривается ли приднестровской стороной вариант, чтобы станция работала в большем объеме, и тем самым увеличились поступления в бюджет?

Евгений Шевчук: Мы заинтересованы в том, чтобы в большем объеме работали все наши промышленные предприятия. Странная история происходит. Возвращаясь к предыдущему вопросу,  Молдова официально обратилась к Приднестровью для того, чтобы увеличить объем поставок электроэнергии из-за проблем, которые Вы назвали. На энергетическом рынке Украины есть проблемы с дефицитом электроэнергии.  В этих условиях можно было поступить по-разному, например, можно было не поставлять Молдове дополнительную электроэнергию. Тогда бы Молдова оказалась в той же ситуации, в которой сейчас – Украина, а может даже хуже. Вместе с тем мы считаем, что, несмотря на разные политические взгляды, мы должны в первую очередь думать о выгодах наших экономических агентов, о том, что в Молдове живет большое количество граждан, которое в этот зимний период нуждается в электричестве и тепле. В связи с этим приднестровская сторона приняла решение об увеличении объема поставок электроэнергии в Республику Молдова, несмотря на то, что молдавские власти фактически допустили целую группу инцидентов в отношении приднестровских представителей. Получается: по одной щеке ударили, а мы подставляем вторую. В Украине тоже происходит что-то не совсем понятное. Мы знаем о серьезной потребности в Одесской области.  Есть техническая возможность обеспечить недостающей электрической энергией, как минимум, Одесскую область. Проблемы в Одессе нас тоже беспокоят, потому, что мы считаем: чем стабильней наши партнеры и соседи, их экономика, условия для проживания, тем больше потенциальных возможностей нам, приднестровцам, торговать, ездить друг к другу в гости, покупать товары. Поэтому мы заинтересованы в быстрейшей стабилизации ситуации и в Украине, и в Молдавии.

Странно, почему в Одесской области делают публичные заявления о том, что они уже договорились даже по цене с Молдавской ГРЭС, но  избегают слова «Приднестровье». Пишут, что они будут покупать в Молдове, вблизи от Одессы у Молдавской ГРЭС.

Видите, как развивается обстановка. С одной стороны, нас поливают грязью. Это надо признать открыто. То мы угрожаем, то мы пророссийски настроены. А с другой стороны, ситуация повернулась, и люди начинают задумываться, что нужно покупать определенный товар, а для того, чтобы покупать, надо просто иметь человеческие отношения, определенное взаимодействие. Несмотря на то, что происходило, мы готовы нашим соседям поставить электроэнергию по выгодным для Приднестровья ценам. Объемы необходимо согласовывать. У меня сложилось такое впечатление, что там непонятно, что происходит с точки зрения системности принятия решения.

Насколько мне известно, губернатор Одесской области выступает за то, чтобы оперативно организовать поставки электроэнергии. Но по непонятным причинам какие-то решения в Киеве не позволяют это осуществить. Если украинская сторона проявит четко выраженную свою заинтересованность, то приднестровские экономические агенты будут вести соответствующие переговоры о возможных перспективных поставках электроэнергии. Если этот товар не нужен, то, безусловно, никто его поставлять не собирается.

Газета «Профсоюзные вести»: Евгений Васильевич, сегодня не только День Конституции, но и день возможного принятия бюджета. В Верховном Совете обсуждается этот вопрос. Как известно, бюджет на следующий год верстался «с колес». Были внесены изменения, которые значительно увеличили дефицит бюджета, и они основаны на том, что впервые в бюджет была внесена межтарифная разница за энергоносители, в том числе и газ. Чем это вызвано? И означает ли это, что нас очень ненавязчиво подвигают к мысли о том, что надо расплачиваться за тот самый газ? И еще два вопроса от наших читателей. Жителей Слободзейского района интересует: будет ли реализован проект по расширению границ Тирасполя и по включению в его границы сел Суклея и Ближний Хутор? А бендерчан интересует: будет ли завершен проект по перемещению Верховного Совета в Бендеры?

Евгений Шевчук: Что касается бюджета. Я бы не сказал, что это решение «с колес». Это оперативное реагирование Правительства на складывающуюся обстановку по получению доходов уже в III-IV кварталах 2014 года, когда мы видим, что часть дохода уже выпадает. Акцизы, пошлины – это первая волна удара. Вторая волна будет, когда предприятия будут уменьшать объемы производства. Мы уже видим последствия этой ненормальной ситуации. Поэтому понятно, что при уменьшении объемов производства мы получим меньше налогов. Мы сейчас получаем меньше акцизов и пошлин. И можно провести соответствующие расчеты. Правительство провело соответствующие расчеты и пошло на уменьшение – почти на 500 миллионов совокупных доходов. Какая сумма там будет утверждена, время покажет. Что бы кто там ни утверждал, ни голосовал поднятием руки, от этого денег не прибавится. Это просто отражение складывающейся внешней экономической обстановки вокруг Приднестровья. И в этой связи нужно отметить, что эта обстановка кардинально меняет наши планы и программу Правительства, суть которой заключалась в том, что за пять лет Приднестровье должно было бы удвоить свои доходы во все бюджеты. У нас это практически получилось по итогам 2012–2013 годов. Совокупные доходы всех бюджетов увеличились практически на 50%. Таких темпов не было ни в Молдове, ни в Украине, ни в России, ни в Европейском союзе. Во-первых, Приднестровье продемонстрировало соответствующий потенциал, незначительный, но он есть. Второе. Деблокирование некоторых структурных элементов внешнеэкономической деятельности явно способствует росту экономической активности в Приднестровье. Напомню, что в 2012 году мы частично деблокировали железную дорогу, и мы наблюдаем, как активизировался ряд производств.

Вместе с тем новая ситуация, новые ограничения, новые подходы рушат наши планы. И 2015 год, я бы сказал, будет более напряженным, чем 2014-й. Какими будут дальнейшие действия наших партнеров, нам можно тоже прогнозировать, предполагать. Но нам надо понимать, что это объективно складывающиеся внешние обстоятельства в силу различных политических решений, которые влияют непосредственно на экономику Приднестровской Молдавской Республики. Сил, средств, инструментов, ресурсов внутри государства в пропорциональном объеме для того, чтобы преодолеть эти внешние ограничения, явно недостаточно. В этой связи проведено и проводится соответствующее сокращение доходов консолидированного бюджета.

По межтарифной разнице. Межтарифная разница существовала и существует. За последние два года серьезно снижен темп прироста этой межтарифной разницы. Мы в 2014 году потребили, по-моему, на 500 миллионов кубометров газа меньше, чем в 2013 году. Проводим политику, которая должна демонстрировать прозрачность реальных расходов. Когда мы говорим о межтарифной разнице, то это  обязательства государства, которые необходимо рано или поздно выполнять. В этой связи Правительство продемонстрировало общий объем всех расходов на содержание республики для того, чтобы все вместе думали об аккумулировании дополнительных доходов.

К сожалению, у нас иногда принимаются государственные решения в виде принятия законами дополнительных льгот без учета объективной обстановки. То есть продолжаются попытки расширения льгот, оказания государственной поддержки и так далее. Источники оказания государственной поддержки исчерпаны. А в тот же период времени все больше предприятий обращается за помощью к Правительству путем льготирования как по налогам, так и предоставления энергоносителей по более дешевым ценам. Мы не можем весь промышленный сектор дотировать. Тот уровень государственной поддержки, который на сегодняшний день предоставляется как юридическим, так и физическим лицам, – самый высокий в СНГ. Поэтому в бюджете и продемонстрирована межтарифная разница. Хочу напомнить, что льготы только по ЖКХ для физических лиц на территории Приднестровья, т. е. фактически дотации государством муниципальных предприятий, муниципальных бюджетов, составляют чуть больше 500 млн. руб. Это примерно 50 млн. долларов. Только физические лица получают определенные экономические выгоды в этой части.

Мы  будем продолжать политику поддержки предприятий и, конечно, граждан ПМР. Но эти ресурсы не являются неисчерпаемыми. И я считаю правильным и целесообразным, чтобы в государственных бюджетах были цифры реальных затрат на содержание всей республики, республиканского бюджета, республиканских и местных структур. Это очевидно. Людям необходимо предоставлять достоверную и доходчивую информацию. Тогда будет понятно, из чего при принятии решений исходит Правительство ПМР.

Что касается изменения административно-территориального устройства. Если есть такая активность граждан в связи с этими желаниями, нужно подталкивать органы местного самоуправления, чтобы процедурные вопросы проходили в сжатые сроки. Они могут инициировать местный референдум об объединении с Тирасполем. Если эта инициатива будет актуализирована, если какая-нибудь соответствующая общественная организация или сами граждане проявят инициативу, я считаю, что это целесообразно. И со стороны Президента они получат поддержку.

Что касается перемещения Верховного Совета в Бендеры. Я до сих пор считаю, что это нужно сделать. Мы приостановили эту работу не потому, что кто-то хочет или не хочет, а потому, что для этой процедуры необходимы дополнительные расходы. Надо провести ремонтные работы, предоставить соответствующие условия. Это высший представительный орган власти, и условия должны быть пропорциональны или адекватны тем задачам, которые перед этим органом власти стоят. А с учетом того, что в 2013-2014 годах мы сконцентрировались на иных приоритетах, мы предполагали, что это решение реализуем чуть позже. Однако ситуация обостряется с точки зрения проблем с дисбалансом доходов и расходов бюджета. Поэтому это решение откладывается на более длительный период, когда можно его будет реализовать и под это будут соответствующие ресурсы.

ИА «Новости Приднестровья»: Евгений Васильевич, в последнее время представители Молдовы активизировали работу, направленную на дискредитацию миротворческой операции. Звучат заявления о необходимости замены действующего формата на другие миссии. Как Вы относитесь к этим заявлениям?

Евгений Шевчук: Официальная позиция Приднестровья неоднократно озвучивалась. Мы считаем, что провокации в Зоне безопасности, в частности связанные с нашим таможенником, блокированием пограничных переходов, когда полиция умышленно блокирует пограничные переходы, направлены именно на дискредитацию миротворческой операции, чтобы породить дополнительный конфликт в Зоне безопасности и выступить с заявлением о ее неэффективности. Это умышленные действия одной из сторон по нагнетанию обстановки в Зоне безопасности. Желание ряда политических представителей Молдовы вывести отсюда российские войска и трансформировать формат под мирогарантийную операцию, я считаю, очень опасным. В первую очередь это очень опасно для мира в Зоне безопасности, и не только в Зоне безопасности, а в этом регионе Европы в целом. Поэтому, если приоритетом является мир и жизнь граждан, то нужно, чтобы некоторые товарищи поостыли и подумали о самом важном элементе. Конечно, хорошо, может быть, в Кишиневе рассуждать: нужна миротворческая операция или нет, думая, что они стабилизируют ситуацию в Зоне безопасности, что они будут находиться спокойно в Кишиневе. Считаю, что это серьезные заблуждения по этому поводу, спокойными они не будут нигде. Поэтому призываю одуматься и поддерживать, наоборот, миротворческую операцию в целях стабильности в первую очередь с точки зрения безопасности для граждан Приднестровья и Молдовы. Это важнейший приоритет. На втором этапе будут продолжаться переговоры. Выясним суть разногласий по всем аспектам. За столом переговоров будем решать эти проблемы. Мне кажется, что затрагивание непосредственно базисного фундамента – мира – это очень рискованное предложение, инициатива. И, на мой взгляд, просто необдуманная.

Еженедельник «Доброе здоровье»: В последние два года происходят существенные изменения в сфере здравоохранения, переоснащаются и модернизируются медицинские учреждения. В то же время у приднестровцев вызывает опасение возможность значительного увеличения объемов платных медицинских услуг и сокращения бесплатных медицинских услуг. Насколько эти опасения обоснованы? Спасибо!

Евгений Шевчук: За последние несколько лет значителен объем вложений в инфраструктуру системы здравоохранения. Он превышает вложения, которые были сделаны за все годы существования ПМР. Это очевидно для многих. И данные статистики это подтверждают. По состоянию на 2014 год вложения составляют примерно 500 млн. рублей, может чуть более. Эти деньги выделены не только по линии АНО «Евразийская интеграция», но и местных, зарубежных фондов. Каждый фонд направил свои ресурсы на какую-то отрасль здравоохранения. Всем понятно, что новое и современное технологическое оборудование нужно содержать. К тому же, на таком оборудовании должны работать высококвалифицированные специалисты, которым нужно платить соответствующие заработные платы. Нужно приобретать соответствующие расходные материалы, чтобы оборудование функционировало. На воздухе оно не может и не будет функционировать. А с учетом того, что происходит с бюджетом (мы цифры кое-какие называли чуть выше), очевидно, что возможности государственного бюджета финансировать систему здравоохранения на основе бесплатных услуг сокращаются. Мы не можем своевременно и в полной мере приобрести для системы здравоохранения медикаменты сейчас, у системы здравоохранения существует кредиторская задолженность. Это говорит о том, что если подходы не будут меняться, то мы вернем ситуацию на новом оборудование и в новых медицинских учреждениях к той, которая была ранее. Этого нельзя допустить. Поэтому, скажу что-то непопулярное, но как есть. Правительство будет вынуждено пересматривать перечень бесплатных медицинских услуг, не везде, но по ряду медицинских учреждений, для того чтобы сохранить ресурсы на поддержание данных медицинских учреждений. В первую очередь это касается высокотехнологичных медицинских услуг, там, где дорогостоящее оборудование. Мы будем это реализовывать. Нужно четко понимать, что без ресурсов отрасль здравоохранения существовать не может. С одной стороны, в Конституции есть нормы, которые определяют обеспечение граждан бесплатной медициной, а с другой стороны, любая норма законодательства должна быть обеспечена ресурсными возможностями. На сегодняшний день этих ресурсных возможностей нет. Поэтому стратегия заключается в том, чтобы насытить отрасль здравоохранения соответствующими учреждениями, где будет высокотехнологичное оборудование, чтобы спектр услуг был более широким, чем два года назад, чтобы основную долю операций, диагностики осуществлять на месте. Концепция заключается в том, что эта диагностика должна быть дешевле, чем в Одессе и Кишиневе. Для реализации этой задачи придется пересматривать уровень платежей за предоставление услуг в системе здравоохранения.