Еженедельник «Аргументы и факты в Молдове» опубликовал эксклюзивное интервью с Президентом Приднестровья Евгением Шевчуком

04.09.13

Формула доверия
 
 
Евгений Шевчук - о  воле приднестровцев, политическом векторе и статусе ПМР
 
 
На этой неделе ПМР отметила 23-ю годовщину своего рождения. Накануне этой даты президент непризнанной республики Евгений ШЕВЧУК согласился ответить на вопросы  еженедельника «АиФ в Молдове».
 
 
Бремя непризнанности
 
 
- Евгений Васильевич, что лично для Вас означает дата 2 сентября 1990 г.? 
 
 
- Для меня, как и для всех приднестровцев – это праздник независимости, день духовного единения. По факту Приднестровье – это государственное образование со своей валютой, атрибутами власти. На сегодняшний день ПМР обладает полным контролем над своей территорией, реализует свои государственные функции в рамках тех возможностей, которые сейчас у нас есть…
 
 
 - …Но международное сообщество не признает ПМР государством.  Люди на левом берегу Днестра очень устали от   непризнанности, от  постоянного ощущения, что их территория является  неким блокпостом. А каковы перспективы социального развития Приднестровья?
 
 
- Действительно, более 20 лет находиться в состоянии международного непризнания непросто. Из-за подобного статуса возникает масса сложностей для граждан: трудности при пересечении границ, проблемы с документами и многие другие. Безусловно, нам хочется как можно скорее отрегулировать международно-правовой статус Приднестровской Молдавской Республики, чтобы минимизировать эти проблемы. Как это сделать? Если мы исходим из рекомендаций ООН или любого другого международного правового документа, то видим, что в базу любого принципа принятия решений заложена воля людей. А воля приднестровцев относительно статуса республики была выражена не раз.
 
 
- Многие эксперты, в частности, европейские, утверждают, что решение лежит на столе в Кремле. Почему, по-вашему, этот вопрос заморожен?
 
 
- Позиция российского государства была неоднократно официально озвучена. На мой взгляд, решение приднестровской проблемы затянулось из-за того, что формула, предлагаемая для урегулирования, не соответствует воле приднестровского народа. Мы помним, что в свое время в ходе переговоров было предложено создание конфедерации, потом – федеративного устройства, затем в 2005 году молдавская сторона в одностороннем порядке приняла Закон об автономизации Приднестровья. Эти формулы не учитывали желания нашего народа, поэтому нежизнеспособны и неперспективны.
 
Существует разность политических интересов участников переговорного процесса в разрешении конфликта. Но обвинять какую-либо  сторону в нежелании решать этот вопрос не стоит, потому что нужно научиться в первую очередь договариваться с Кишиневом о решении экономических, даже бытовых проблем граждан. К сожалению, пока что наше желание достичь компромисса по экономическим и иным вопросам не подкреплено реальными результатами. Но мы надеемся, что изменения будут.
 
 
- В чем причина, кто «тормозит»? И не рассматриваете ли Вы возможность  создания федеративного государства, о чем поговаривают на правом берегу?
 
 
- Мы относимся с уважением ко всем нашим партнерам по переговорам, несмотря на то, что у нас различные позиции и подходы. Мы предлагаем продвигаться исходя из намеченных ранее приоритетов – тактики «малых шагов» для того, чтобы научиться достигать компромисса в малом, чтобы потом достигнуть компромисса в большем. На мой взгляд, существующие форматы и стратегии не исчерпали  себя, они просто не были использованы в свое время с максимальной эффективностью. И здесь вопрос политической воли, в первую очередь, основных участников переговоров – Приднестровья и Молдовы.
 
Надеюсь, что, несмотря на определённые перипетии в политической жизни Молдовы, затормозившие процесс переговоров, молдавская сторона сможет нам более четко изложить свои приоритеты во взаимно интересующих сферах экономики, перемещении граждан, грузов. В сентябре-октябре наступит большая ясность в видении методов и способов формирования почвы взаимного доверия и обсуждения путей решения сложных проблем.
 
 
Что касается федерализации, у нас уже был опыт 2003 года, когда были созданы государственные комиссии от Приднестровья и Молдовы, разрабатывавшие проект Конституции федеративного государства. Но мы тогда поняли, что РМ, на самом деле, не закладывала ни одного тезиса о федеративном устройстве в этот проект. Фактически это была попытка проведения определенного политического мероприятия под лозунгом «Федерализация», но в направлении автономизации ПМР. Сейчас, пока мы практически не продвинулись ни по одному из значимых направлений  в менее глобальных экономических и социальных вопросах, обсуждать этот вопрос, на мой взгляд, преждевременно.
 
 
Разновекторность и трезвый расчет
 
 
- Пропасть между Молдовой и ПМР усиливается: первая смотрит в сторону ЕС, второая – ЕврАзэС. Как Вы оцениваете перспективы Молдовы в качестве, условно говоря, Ассоциированного члена Евросоюза  и чем это обернется для Приднестровья?
 
 
- Многие эксперты утверждают, что через некоторое время часть отраслей Молдовой будет потеряна. Что касается Приднестровья, у нас своя позиция. Не нужно углубляться серьезно в политическую риторику, а просто экономически просчитать перспективу. На наш взгляд, экономика ПМР не готова к конкуренции на равных условиях с экономическими агентами ЕС. Более того, наши традиционные рынки сформированы не на Западе. Цифры и примеры некоторых стран говорят о том, что на сегодняшний момент экономически для Приднестровья выгодно торговать с рынком Таможенного Союза.
 
 
- На каком основании  Приднестровье может вступить в Таможенный Союз? Наши политики объясняют  невозможность вступления Молдовы в ТС тем, что у нас нет общей границы.
 
 
- Это вопрос переговоров. Приднестровье на сегодняшний день даже по тем подписанным документам, которые не всех устраивают, имеет право самостоятельно устанавливать экономические связи. Наши расчеты говорят о том, что экономическое взаимодействие с Таможенным Союзом является для нас приоритетом. При этом мы заинтересованы и в торговле с ЕС. А то, что у нас нет общей границы с ТС, не мешает нам стать его членом. Это не препятствие. Дело не в общей границе, а в установлении тех правил, которые будут регулировать внешнюю экономическую деятельность. Грузы через Украину в Россию или Белоруссию следуют транзитом. Согласно международным документам эти грузы, если они не угрожают здоровью и безопасности людей, могут следовать транзитом через любое государство (при уплате определенных пошлин).
 
 
Уникальные возможности
 
 
- Назовите главную для Вас, как руководителя, задачу внутренней политики Приднестровья?
 
 
- Мы впервые за много лет начали отстраивать дороги. Модернизируем систему здравоохранения. На правительственном уровне осуществляется поддержка  стратегически важных предприятий, где трудятся большое количество граждан. Мы дотируем некоторые фабрики и заводы, обеспечиваем налоговые послабления с предоставлением более дешевых энергоносителей, чем в соседних странах, чтобы они могли пережить времена турбулентности, сохранив кадровый потенциал. Понимаю, что невозможно изменить все за один день, но позитивные тенденции наблюдаются. Мы надеемся, что так будет продолжаться.
 
 
Перспективы приднестровской экономики лежат не в оборудовании, а в наличии соответствующего кадрового потенциала. Нужно учитывать, что большинство предприятий было построено в советские времена из расчета тех рынков сырья и потребления. За 20 лет непризнания серьезной модернизации экономики не происходило. Да, у нас есть уникальный опыт отдельных предприятий, где была проведена модернизация, к примеру, Tirotex. Построен и модернизирован ряд швейных предприятий, где применяется новое оборудование и производится продукция, конкурентоспособная  на европейских рынках. Но все это пока незначительно.
 
 
Сегодня приоритетом для меня, разумеется, является повышение благосостояния граждан. В республике высок уровень бедности, невелико количество рабочих мест с достойной заработной платой. С этим мы активно боремся. Без формирования устойчивого экономического базиса нельзя добиться реализации политических прав. К сожалению, многие процессы в Приднестровье - производные взаимоотношений с Молдовой. Мы знаем, что внешнеэкономическую деятельность не можем осуществлять в полном объеме без участия определенных государственных органов РМ. Кроме того, фактор внешней экономической нестабильности присутствует на разных рынках – трясет сейчас многих. Поэтому приоритет на ближайшие 3-4 года – стабилизация нашей экономики.
 
 
 - Инвестиционная привлекательность у Приднестровья, как в принципе и у Молдовы, пока очень низкая. Что вы предпринимаете в этом направлении?
 
 
- Мы упираемся в вопрос достижения с нашими партнерами в Кишиневе договорённости о стабилизации взаимодействия в сфере экономики. Мы не должны конфликтом  отпугивать друг от друга потенциальных инвесторов, а предоставлять бизнесу уникальные возможности. Позитивные изменения в области экономики, в области человеческого измерения, создание условий для взаимной торговли – это могло бы стать конкретными шагами на пути привлечения инвестиций. А существующая конфронтация ни к чему хорошему не приводит. И вся эта трескотня, которую можно прочесть на молдавских сайтах, в СМИ, о том, что может в любой момент начаться война, конечно, никогда не привлечет инвесторов ни сюда, ни на правый берег.
 
 
- В чем эти уникальные возможности Приднестровья, интересные инвесторам при существующих рисках?
 
 
- Основная концепция – наша готовность представить экономически более выгодные условия налогообложения для инвесторов, чем у наших соседей. Мы готовы освободить от налогов на определенный срок иностранный капитал, заинтересованный в предложенных Приднестровьем проектах.
 
 
Еженедельник «Аргументы и факты в Молдове»,  №36 (1713)