Брифинг Президента Приднестровья Евгения Шевчука в международном пресс-центре МИА «Россия сегодня»

02.10.14

Модератор: Германия активно включилась в процесс урегулирования отношений Приднестровья с Молдовой. Что немцы предлагают?

Евгений Шевчук: Германия участвует опосредованно в переговорном формате, потому что в переговорном формате наблюдателем является Европейский союз. Германия предоставляет площадки для того, чтобы стороны встречались и обсуждали соответствующие проблемы, пытается содействовать расширению диалога. Безусловно, у немецкого правительства, немецких представителей есть свое видение. Они считают, что Приднестровье должно быть неотъемлемой частью Молдовы.  Мы с уважением относимся к этой позиции, но призываем наших партнеров обратить внимание на то, что в мире есть практика по-разному применять международные нормы. В связи с этим важным элементом является учет мнения граждан.  Мы проводили референдумы, что является с точки  зрения концепции правовой системы высшей прерогативой. Эти  референдумы показали волеизъявление граждан. Странно, что к референдальным процедурам на Гибралтаре для британских граждан подходят с одной концепцией, а к Приднестровью – почему-то с другой. И ситуация на Северном Кипре, в Косово. Подход к Приднестровью почему-то отличается. Косово признают определенные страны и считают, что это возможно. Базируется это на том, что есть определенная территория, была война, определенное количество погибших. У нас не меньше, я бы даже сказал, – больше юридических оснований для того, чтобы Приднестровье было признано.

Телекомпания «Polsat» (Польша): У меня два вопроса. Какова Ваша оценка ситуации в ДНР и Донбассе? Приднестровье не признало независимость ДНР. Почему? Какой Ваш взгляд на эту ситуацию? И что Вы думаете о том, что там у власти – бывшие приднестровские товарищи Антюфеев и Караман?

Еще вопрос. Об этом много не говорится. Какова Ваша оценка ареста  депутата Дмитрия Соина в Украине? Спасибо.

Евгений Шевчук: Что касается нашей оценки событий. Мы об этом уже говорили у себя, в Приднестровье. Мы считаем, что  нельзя доводить ситуацию до такой крайности противоречий, которая потом выливается в боевые действия. Человеческая жизнь есть самый бесценный дар, неважно, каких вы политических взглядов, политических пристрастий. Нужно делать все возможное для того, чтобы люди не гибли.

То, что происходит в Донбассе, для нормальных людей, на мой взгляд, крайне неприемлемо: убийства, что с одной стороны гибель людей, что с другой стороны гибель людей, развал инфраструктуры, проблемы для экономики. Многие заводы разрушены. Это рабочие места и так далее.

Мы считаем, что  нужно искать любые пути, которые могли бы быть эффективными для того, чтобы остановить кровопролитие. Мы, приднестровцы, и я как Президент Приднестровья, которое непосредственно граничит с Украиной, (у нас более 400 километров границы),  желаем нашим соседям, чтобы был найден политический консенсус. Он очень сложный. Это наверняка путь компромиссов и шагов на встречу.  Мы надеемся, что боевые действия будут остановлены. По крайней мере, мы этого желаем нашим партнерам.

Что касается, в частности, господина Антюфеева.  Приднестровье не реализует никаких  государственных кампаний и мероприятий по официальному направлению или неофициальному направлению в зону конфликта каких-либо своих представителей. Если у каких-либо представителей есть своя гражданская позиция, то мы не ведем тотальный контроль за перемещением наших граждан через границы для определения, каковы цели их выезда. У нас демократическое устройство. Граждане при наличии соответствующих документов имеют полное право пересекать границы во всех направлениях. Нас соседи не везде пускают, а мы со своей территории выпускаем граждан.  Поэтому, возможно, это их инициатива. В этой связи мне больше к этому нечего добавить.

Телекомпания «Polsat» (Польша): А арест Соина?

 Евгений Шевчук: Мне неизвестно о том, что арестован он или не арестован и какие там обвинения. В Интернете есть разная информация в этой части. И для того, чтобы принять  окончательное решение или сформулировать свою позицию, нам нужно было бы знать точную юридическую интерпретацию, в связи с чем он был арестован  и был ли он арестован на территории Украины. Если у вас есть информация, поделитесь. Мы сможем с вами обменяться мнениями.

Телекомпания «Polsat» (Польша): Только то, что есть в СМИ.

Евгений Шевчук:  У меня тоже только то, что есть в СМИ. К сожалению, в СМИ не всегда точная информация. Поэтому считаю, что  эту тему можно обсуждать, когда мы будем обладать более детальными сведениями.

Газета «El Pais» (Испания):  У меня вопрос связан с этим, но  с другой стороны. В эти неспокойные времена приходится слышать очень огульное и поверхностное сравнение между конфликтами, которые происходили на пространстве бывшего Советского Союза, и конфликтом в Донбассе. Мне хотелось бы узнать Вашу позицию. Когда Вы слышите сравнение между конфликтом в Донбассе и конфликтом в Приднестровье, что Вы чувствуете? Если Вы можете об этом говорить. Как бы Вы могли аргументировать сходство или разницу между этими двумя неразрешенными конфликтами? Спасибо!

Евгений Шевчук:  Спасибо за вопрос. К сожалению, могу подтвердить, что отдельные средства массовой информации и ряд официальных представителей Украины, на мой взгляд, мягко говоря, допускают неточности, когда пытаются обвинить Приднестровье в подготовке к вторжению в Украину, концентрации приднестровских Вооруженных сил на приднестровско-украинской границе. Эта информация не то, что неточная, – она ложная. Когда пытаются это связать с событиями в Донецке, то мы это оцениваем как попытку некоторых политических сил расширить конфликт, или организовать, или спровоцировать его, в том числе, на границах с Приднестровьем. В этой связи мы официально обращались к украинским властям и представителям с тем, что  мы открыты для диалога. Более того, мы обращались и к представителям миссии ОБСЕ, у которой есть своя штаб-квартира в Кишиневе, чтобы они официально приехали в Приднестровье и осмотрели те территории, которые, возможно, интересны для международного сообщества, если есть сомнения о каких-то военных приготовлениях и агрессивных намерениях приднестровцев. К сожалению, по странному стечению обстоятельств, руководитель миссии ОБСЕ в Кишиневе почему-то не поддерживает нашу инициативу. Странно. Потому что если бы международные организации удостоверили факт отсутствия военных приготовлений, то, я считаю, напряженность была бы минимизирована.

В завершение хотел бы сказать, что Приднестровье с 1992 года строит мирно свою государственность. Вы можете по Приднестровью свободно перемещаться. Вы не увидите на территории Приднестровья вооруженных нарядов милиции, армии и других воинских частей. Кто был в Приднестровье, может подтвердить сказанное мной. При этом, побывав в некоторых европейских городах, видишь, что там ходит больше вооруженной полиции, чем у нас по Тирасполю. У нас в республике высокий уровень общественной безопасности. И мы не хотели бы, чтобы  радикалы с одной или с другой стороны, националисты, а порой и фашисты проникали на нашу территорию и пытались втянуть в конфликты приднестровцев, Приднестровье в  целом.

Пользуясь сегодняшней площадкой, хочу еще раз подчеркнуть, что мы открыты для диалога и считаем, что если бы украинские представители – те, кто до сих пор продолжает лживую информационную политику в отношении Приднестровья, – хотели бы выяснить реальное положение дел, то у них такие возможности есть. Напомню, что есть миссия ОБСЕ, которая может подтвердить или опровергнуть ту или иную информацию.

Второе. По Зоне безопасности и по всему Приднестровью свободно перемещаются восемь военных наблюдателей, которые входят в состав Вооруженных сил Украины.  Я уверен, что они предоставляют объективную информацию о состоянии дел как на участке приднестровско-украинской границы, так и в Приднестровье в целом. Поэтому хотелось бы, чтобы международное сообщество не поддавалось информационным провокациям и объективно учитывало реальную ситуацию и положение дел в Приднестровье.

Модератор: Евгений Васильевич, поскольку заговорили о безопасности. Вопросы безопасности Приднестровья во многом связаны с присутствием российского контингента. Не так давно глава МИД Молдовы заявила о необходимости вывести российский контингент из Приднестровья и заменить его на международный контингент. Что Вы думаете по этому поводу?

Евгений Шевчук: Хочу подчеркнуть, что мы периодически слышим  такие призывы со стороны высокой трибуны Генеральной Ассамблеи ООН. Такие заявления, безусловно, не могут не остаться без внимания. Мы выступаем за последовательность действий на международной арене. Как известно, есть соответствующие заявления Президентов, в том числе Молдовы, в присутствии Президента Российской Федерации о том, что возможная трансформация  миротворческой операции может наступить только тогда, когда будет найдена формула политического урегулирования. Необходимо  сначала найти инструменты и механизм политического урегулирования, который будет взаимоприемлемым сторонам. После этого возможен пересмотр формата миротворческой операции.

Сегодня предпринимаемые попытки каким-то образом очернить миротворческую операцию с требованием вывода одной из составляющей миротворческой операции, а именно российских войск – это попытки, на наш взгляд, дестабилизировать режим безопасности в Зоне безопасности.

Хочу отметить, что миротворческая операция осуществляется тремя контингентами. Это контингент российской армии, контингент армии Молдовы и контингент приднестровской армии. Для нас очень важно, чтобы все составляющие  миротворческой операции, которые участвуют в ней в соответствии с международными соглашениями, и в дальнейшем продолжали успешно осуществлять свою функцию, потому что до сих пор не достигнуто компромиссов в области окончательного политического  урегулирования конфликта.

На мой взгляд, такие дестабилизационные призывы опасны и могут изменить ситуацию в Зоне безопасности. Мы выступаем категорически против этого. Мы считаем, что мир – это самое важное, что может быть. При сохранении миротворческой операции сохраняется жизнь приднестровских граждан и граждан Молдовы. Это очень важно. На сегодняшний день кровь на берегах Днестра не льется и это является серьезным достижением, в том числе Российской Федерации и всех участников миротворческой операции. Поэтому нужно искать компромиссы по другим направлениям, чтобы спадала напряженность, а не, наоборот, делать заявления, которые могут ее нагнетать.

Мы ушли от активной стадии боевых действий 1992 года, прошел довольно значительный период времени, но мы не можем сегодня сказать, что против нас не предпринимаются какие-то иные шаги. Очень эффективно принимаются шаги в области экономики. Я говорил о некоторых блокадных решениях. Другими инструментам фактически пытаются подавить приднестровцев. И это очевидно. Поэтому необходимо снимать напряжение во всех этих направлениях: прекратить информационную, дипломатическую войны и самое главное – прекратить экономическую войну, разблокировать транспорт. По нашему видению, если такие действия будут предприняты, в первую очередь, Молдовой, то это сможет сформировать соответствующую площадку или фундамент для более сложных политических дискуссий.

Агентство «France-pressе»: Планируется ли у Вас встреча с руководством России? С кем конкретно и на каком уровне? Что Приднестровье хотело бы получить от России, какую поддержку?

Евгений Шевчук: В первую очередь, хотел бы поблагодарить руководство Российской Федерации, весь народ России за то, что на протяжении стольких лет при непосредственном участии миротворческого контингента Российской Федерации в Приднестровье удается сохранять мир. Приднестровцы это ценят. И здесь огромная заслуга руководства России.

Благодаря усилиям российских некоммерческих организаций, должностных лиц, патриотов России на территории Приднестровья  реализуется ряд значимых для нас социально-экономических проектов в области улучшения  инфраструктуры образования, здравоохранения. Это тоже неоценимый вклад и помощь российским гражданам, проживающим в Приднестровье, их соотечественникам.

Что касается встреч. Мы никогда не скрывали, что ведем расширенные контакты со всеми органами государственной власти. У нас есть прямой контакт со Специальным представителем Президента России по Приднестровью,  вице-премьером российского Правительства Дмитрием Олеговичем Рогозиным, который детально и глубоко вникает в проблемы Приднестровья. В первую очередь, оказывает помощь российским гражданам, проживающим у нас, содействует разработке механизма, чтобы граждане РФ в Приднестровье не чувствовали себя забытыми. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Дмитрия Олеговича и его аппарат, который работает на нашем направлении, за содействие в решении ряда социально-экономических проблем в Приднестровье.

Что касается  других органов власти. Хочу напомнить, что в этом году были достигнуты соглашения в рамках межведомственных контактов. Были подписаны соглашения между различными министерствами и ведомствами. Это позволяет создать более благоприятную атмосферу, в первую очередь, для перемещения приднестровцев с российскими паспортами и соотечественников, решать вопросы об экспорте наших товаров. По крайней мере, в этом направлении ведется очень активная работа, и мы рассчитываем на расширение и укрепление сотрудничества.

Информационное агентство «Новый Регион»: Евгений Васильевич, у меня к Вам три вопроса. Пенсии, газ и цензура. Недавно Вы выступали на приднестровском телевидении и сказали, что в 2015 году Россия, возможно, не будет доплачивать свою часть пенсии в размере 150 рублей ПМР. И, соответственно, вопрос: это какой-то пост ожидания от экономики или какой-то сигнал? Была беседа в правительстве?

Евгений Шевчук: Но Вы, наверное, не совсем точно поняли или, может быть, я не раскрыл детали этого вопроса.  Было сказано следующее: нельзя включать в бюджет, в частности, гуманитарную помощь, которая еще не поступила. Мы изменяем порядок зачисления средств. Если они придут, то будут направлены. Может, еще какие-то международные партнеры считают возможным направить денежные средства для оказания помощи нашим пенсионерам, мы будем этому рады. Если деньги придут, мы откроем соответствующие счета и включим их в бюджет. Поэтому заранее закладывать в бюджет то, что на сегодняшний день на счетах не находится и не включается в налоговую систему, не содержит никакой фискальной функции, это просто нецелесообразно.

Информационное агентство «Новый Регион»: Вопрос по газу. Я знаю, что в Приднестровье есть такой специальный газовый счет. Какая там сумма аккумулирована и когда была последняя оплата России за поставляемый газ?

Евгений Шевчук: Я хочу сказать, что в Приднестровье есть несколько счетов. Вы какой имеете в виду?

Информационное агентство «Новый Регион»: Задолженность перед «Газпромом» за поставку газа.

Евгений Шевчук: Что касается поставок газа и расчетов.  Из-за экономических условий, в которые поставлено Приднестровье, политики постоянных ограничений и давления у Приднестровья нет достаточных экономических ресурсов, чтобы в полном объеме рассчитываться по рыночным ценам за поставляемый газ. Мы готовы перейти к программе перехода расчета по рыночным ценам за газ, поставляемый из России в Приднестровье при деблокировании приднестровской экономики. Но для этого всем участникам переговорного процесса – не только России, но и Молдове, Украине и ОБСЕ – нужно создать для экономики не какие-то преференционные, а обычные условия, в частности, для транзита наших грузов и т.д. Если любой стране мы поставим ограничения на границе и начнем, условно говоря, душить, то любая страна не сможет рассчитываться, тем более в условиях международного непризнания. Это следствие того, что в отношении Приднестровья проводится непродуманная политика экономического понуждения приднестровцев к принятию выгодных, удобных политических решений, что приводит и к оттоку населения из Приднестровья, и закрытию приднестровских предприятий, и невозможности оплачивать в полном объеме услуги по поставке газа по рыночным ценам. Есть более красочные примеры в мире, когда и признанные страны не рассчитываются. Сама Молдова имеет задолженность по газу, по-моему, более 300 млн. долларов на сегодняшний день.

Поэтому чем скорее участники переговорного формата - наши соседи, наши партнеры – уйдут от агрессивной практики экономических ограничений в отношении Приднестровья, тем быстрее Приднестровье восстановит свой экономический потенциал и приступит к регулярным расчетам за получаемые энергоносители.

Информационное агентство «Новый Регион»: В декабре прошлого года Вы обещали прийти к нам в редакцию, познакомиться, попить чай, узнать, как живут журналисты. Вместо этого пришла прокуратура, налоговая, органы госбезопасности. Фактически нам отказали во всех регистрациях, и, соответственно, редакция де-факто прекратила свое существование. Так вот у меня вопрос: Вы свое слово сдержите? Побеседовать плотно, попить чай, раз Вы в Москве.

Модератор: Вы практически перед фактом ставите Президента. У него программа визита есть…

Информационное агентство «Новый Регион»: Мы готовы еще подождать. Мы ждали с декабря прошлого года.

Евгений Шевчук: Что касается ваших приднестровских товарищей. Хочу отметить, что  Прокуратура Приднестровья, как и иные органы государственной власти, в соответствии с законодательством проводит проверки всех СМИ,  экономических агентов в зависимости от наступления соответствующего юридического факта. Это, если есть обращения граждан, какая-либо жалоба иного юридического лица, или есть соответствующий режим периодических налоговых проверок, который установлен и в РФ, который осуществляются в соответствии с законодательством. Приднестровье – не исключение. Это не пустыня! У нас тоже есть законодательство, которое в большей части воспринято из российского. И есть нормы, которые нужно выполнять!  И для нас странно, когда некоторые средства массовой информации пытаются переключить внимание с иных вопросов и вести по ненадлежащему пути граждан путем интерпретации  демократии или свободы слова. 

Все очень просто. Любой ваш журналист, проживая на территории Приднестровья, должен быть зарегистрирован, должен платить налоги. Прокуратура провела проверку, и зная, что ваши журналисты работают, не нашла ни в одном отчете отражения информации об уплате ими налогов на территории Приднестровья, что является правонарушением по закону любой страны. В этой связи был ряд вопросов к журналистам. Были выявлены серьезные нарушения законодательства, связанные с неуплатой налогов, были предъявлены соответствующие требования, которые не были выполнены в установленный законом срок. Поэтому когда правоохранительные органы задают вопросы о том, на какие источники вы финансируетесь и откуда эти источники, когда целое средство массовой информации не может предоставить точной информации, тогда возникает вопрос: каковы мотивы ваших действий, в частности, на территории Приднестровья? почему не уплачиваются налоги? почему нет прозрачной схемы финансирования средства массовой информации? Мы считаем, если есть прозрачная схема финансирования, если вы соблюдаете приднестровское законодательство, то, - пожалуйста, у вас есть все возможности.

Кстати, у нас в Приднестровье в отличие от многих стран даже нет ответственности за клевету. Поэтому у нас посвободнее, чем в некоторых  европейских странах, гораздо посвободнее в этих вопросах. И никого не привлекли ни к административной, ни к уголовной ответственности, потому что у нас она не установлена. Требования простые: если вы живете на территории Приднестровья и представляете то или иное СМИ, пользуетесь соответствующими приднестровскими услугами, определенными дотациями по транспорту, по здравоохранению, инфраструктурой Приднестровья, то вы должны уплачивать местные налоги и сборы, которые установлены не Президентом, а соответствующими законами. Исходя из этого, мы считаем, что и журналисты, и граждане, работающие на заводах, фабриках должны уплачивать налоги и выполнять соответствующее законодательство. Что касается как прокуратуры, так и иных органов, то они уполномочены законом на проведение периодических контрольных мероприятий. Нельзя ту или иную сферу правоотношений не вообще контролировать. В этом случае создается вакуум в реализации принятого государственного решения. Как известно, государственное решение, отраженное в законе, предписывает определенный порядок действий, обозначает контрольные механизмы за исполнением этого порядка. Поэтому не надо, как говорят, ставить телегу впереди лошади, не надо злоупотреблять свободой слова, потому что путем перетасовки фактов пытаются исказить реальную ситуацию.

Модератор: Спасибо. Возьмите, пожалуйста, микрофон и представьтесь. 

Портал «Русский век»: Скажите, пожалуйста, какой процент товарооборота в Приднестровье занимает торговля с Россией? Есть ли у вас какие-то пожелания в этом направлении? Может быть, Россия может что-то сделать для этого? И какой процент, соответственно,  занимает Евросоюз, и какие предложения по увеличению товарооборота поступают оттуда? Спасибо.

Евгений Шевчук: Спасибо, очень важный и интересующий нас  вопрос. Хочу отметить, что до ситуации 2006 года распределялись потоки примерно следующим образом: около 50% - в страны СНГ, большая часть, конечно же, в Российскую Федерацию, и 50% - в страны дальнего зарубежья. Конечно, когда потом в одностороннем порядке вне рамок заключенных соглашений изменились транспортные потоки, тогда изменились условия для внешнеэкономической деятельности, обязали всех приднестровских экономических агентов регистрироваться в Молдове, направили железнодорожный транспорт только через Молдову, то,  безусловно, для экономических агентов стал вопрос увеличения затрат для доставки грузов на территорию России и стран СНГ. И мы говорили ранее, и, возможно, наши опасения не беспочвенны, что эти ограничения были сделаны умышленно, чтобы перенаправить экономические потоки Приднестровья с восточного рынка на западный рынок. И это им не удалось, потому что на сегодняшний день доля товаров из Приднестровья в экспорте в Россию составляет около 20%. И мы отмечаем, что в последнее время благодаря совместным усилиям в рамках межведомственных контактов, благодаря поддержке аппарата спецпредставителя Президента России по Приднестровью, доля экспорта товаров Приднестровья в Россию увеличивается. В этом году за период январь-август она увеличилась на 24%, то есть это очень хорошие темпы. И мы заинтересованы в возвращении на российские рынки нашего качественного продовольствия. Хотя, конечно, бесспорно, для этого нужны деньги, средства, время. С учетом того, что у с 2006 года нас была проведена серьезная переориентация, нам нужно сейчас менять товарные группы для того, чтобы быть более востребованными на российских рынках по направлениям, в которых есть определенные ожидания самого российского рынка. Мы надеемся, что так оно и будет. И стратегия нашего взаимодействия между Россией и Приднестровьем базируется на том, чтобы увеличить торговлю между ПМР и РФ. Конечно, мы заинтересованы в увеличении доли экспорта нашей продукции в Россию.